Диля Ниязалиева посмотрела экранизацию романа Джеймса Балларда «Высотка», которую осмелился срежиссировать Бен Уитли. Посмотрела и недоумевает, почему на сеансах фильма так мало людей.  

В 1989 году французский исследователь Дидье Дезора провел занятный эксперимент с крысами. Ученый поместил 6 зверьков в специально оборудованную клетку, единственный выход которой вел через бассейн прямо к кормушке. Крысы, вместо того чтобы вместе плыть за едой, распределили внутри группы социальные роли: два эксплуататора, которые не плавали, а отбирали у двух эксплуатируемых пловцов , один автоном, самостоятельно добывающий пропитание, и один козел отпущения,который боялся плавать, доедал крошки. Ген всевластия. Расслоение неизбежно.

Лондон, 70-е. В одну из пяти 40-этажных высоток заселяется доктор Роберт Лэнг (Том Хиддлстон). Выше — буржуа, ниже — пролетариат, а Лэнг аккурат по середине и со всеми в хороших отношениях. У бедных ― долги и дети, у богатых — собаки и приемы. Нижние завидуют верхним, верхние презирают нижних. Где-то на верхоте, на самой крыше, весь облаченный в белое, живет творец сего здания, эдакий божок в этой модели мира в миниатюре — архитектор Энтони Ройал (Джереми Айронс).

Копящееся взаимное раздражение обостряется на фоне совершенно бытовых проблем — отсутствия электричества, воды и засора мусоропровода. В замкнутом пространстве возникает борьба за власть и пропитание. В супермаркете кончаются продукты. Женщины стирают белье в общем бассейне. Высотка пожирает себя изнутри.

Смотреть экранизацию — дело неблагодарное в независимости от того, читали ли вы книгу или нет. В первом случаем на протяжении фильма вы занимаетесь сличением картины и первоисточника, во втором — мотивация героев остается для вас нераскрытой, а некоторые детали — непонятыми.

С “Высоткой” как раз второе. Если вы не читали одноименный роман Балларда, фильм в какой-то степени может оказаться лишь чередой красивых и зрелищных кадров. Но винить режиссера в данном случае не хочется, ведь “Высотка” долгое время считалась неэкранизуемой.

Восхитительный в техническом смысле фильм играет на контрастах. Аккуратно и ровно плывущая камера и гармоничное повествование сменяются на  хаотично сменяющиеся друг друга психоделические кадры и абсурдные диалоги и поступки героев. Бравурные саундтреки Клинта Мэнселла перемежаются с песнями “АББА”. Пожалуй, нельзя было лучше проиллюстрировать резкий переход от благополучию к распаду.  

Темы прослеживаются всё те же — деградация в условиях полной вседозволенности, социальные классы, консьюмеризм и звериная жесткость, которая сдерживается рамками общепринятых правил — однако с какой-то оголтелой смелостью, едкостью и оптимизмом на грани истерики раскрыл их Бен Уитли. Из множества ярких деталей режиссер смастерил калейдоскоп, в котором можно увидеть будущее, где, хотелось бы надеяться, мы будем лучше чем вчера.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here