«Опера должна конкурировать с интернетом». Зачем нужны оперные флэшмобы

0
64

В начале года в Бишкеке случилось событие, важность которого трудно переоценить. Оперные певцы вышли из театра и спели в торговом центре. Для чего это было нужно, в нескольких тезисах человека, который устроил для горожан позитивное культурное потрясение.

Наверняка пользователи кыргызстанского Facebook`а помнят про оперный флэшмоб, который прошел в начале года в одном из гипермаркетов города. Горожане оценили и попросили спеть на бис. Второй флэшмоб не заставил себя долго ждать: на этот раз выступление артистов прошло в торговом центре и под аккомпанемент оркестра и хора.

Редакция Sorok2 решила узнать, кто стоит за этим всем и встретилась с организатором флешмобов, артистом Театра оперы и балета имени Молдобасанова, идейным вдохновителем творческого объединения Opera-Life Таиром Бейшеевым.

  • Мы преследовали две цели: во-первых, это была реклама наших концертов, и популяризация оперного искусства в целом.
  • На Фейсбуке за первые две недели первый флэшмоб набрал более 200 тысяч просмотров. Второй флэшмоб за неделю набрал около 40 тысяч просмотров. Это немного огорчает, но это скорее всего из-за того, что второй ролик у нас получился длиннее первого — 11 минут, чуть ли не концерт. Все любят короткие видео: открыл-посмотрел-закрыл.
  • Второй ролик получился длиннее, потому что мы проводили флешмоб в Бишкек Парке, а это огромное помещение, нужно было собрать людей. Я просмотрел все флэшмобы — не нашел такого масштабного, чтобы участвовали и солисты, и хор, и оркестр. Так что могу сказать, что мы первые. Все исполнялось в живую. С этим помогли оркестр под руководством Муратбека Бегалиева и хоровая капелла Liberty.

31

  • Во время первого флешмоба мы не платили ничего. Нами заинтересовалась одна девушка по имени Дарья Сидоренко, она бесплатно выступила в роли режиссера и оператора, она же сделала нам хороший монтаж. Во втором флэшмобе мы работали с  продакшн-агентством  “Соль”, они нам все это делали за деньги. Мы находили спонсоров, чтобы отснять ролик. Какую-то сумму выделил нам Бишкек Парк. Помошь поступала с неожиданных сторон, тех, кто в принципе не заинтересован в рекламе: помогла частная школа “Абитуриент”, помог “Аксай Трэвэл” — просто хорошие люди, которые верят, что когда-нибудь у нас искусство вернется на прежний уровень.
  • У меня давным-давно была мечта создать оперный театр или что-нибудь еще. То есть, у нас в стране всего один оперный театр, это никуда не годится. Да, у нас есть проблемы с кадрами. Да, у нас много проблем: с финансированием, костюмами и так далее. Но это не должно останавливать нас. И поэтому я просто решил собрать ребят: Заиру Раимбекову, Саяна Исина, Кундуз Карыпбаеву. Эти ребята —  лучшие из лучших. Заира — самое лучшее центральное сопрано в стране, Кундуз — лучшее колоратурное сопрано, Саян — лучший тенор в стране.Стараемся, чтобы у нас в команде было разнообразие голосов. Они не боятся трудностей и берутся за все. Они идут за мной, это меня вдохновляет.
  • [quote_right]Человек, вышедший из театра, никогда не будет плевать или щелкать семечки[/quote_right]Самый сложный момент — это подбор программы концерта. Программа подбирается таким способом, чтобы все сочеталось. Немалую важность играет последовательность: в классических концертах существует последовательность по хронологии рождения композиторов. То есть, ну никак нельзя поставить Гершвина до Моцарта  Мы стараемся удивить публику, привлечь внимание. Публика сейчас избалованна тем, что всюду ей показывают шоу. К примеру, если бы на концерте Заира в шутку не поцеловала дирижера, публика бы ни за что не рассмеялась бы, и наш номер получился бы скучным. Я получаю много комментариев, где наш концерт называют лучшим за чуть ли не за последние десять лет. Не имея никакого опыта в организации, мне приятно, что нашей команде это удалось.
  • Опера сейчас должна конкурировать с тем же интернетом, кафе-дискотеками, поп-эстрадой и так далее, так как мы находимся в рыночных отношениях. Я не вижу в этом смысла сидеть и ждать чего-то, нужно самому что-то делать.

  • Когда мой преподаватель Марлен Темирбеков (Народный артист Кыргызстана) говорил: “За спектакль меняем три рубашки”, мне не верилось. Но сейчас я это понимаю. Столько эмоций, энергии затрачивается. Ведь оперное искусство — самый сложный жанр. Сложнее, может быть, только оперетта — там еще надо и танцевать, выполнять трюки.
  • Мне всегда нравилось петь. В тот момент, когда я поступал, мама была за границей. Я был один оставлен себе на воспитание с 17 лет. Я сам для себя все решил и занимался тем, чем хотел. Мне повезло, у меня были хорошие педагоги — сначала Марлен Темирбеков, затем, после его смерти, Лариса Георгиева. Однако у меня есть и второе образование — я бухгалтер-аудитор по образованию. Я параллельно учился в двух местах. Где-то в глубине души  я осознавал, “а вдруг не получится?”.
  • Билет на концерт классической музыки должен стоить минимум пять тысяч сомов. Мы делаем полноценную музыку.
  • У нас есть ребята с хорошими голосами. Но, боюсь, уедут они все. Будут искать счастья в другом месте. Боюсь, что с театром может случится то же, что и с отечественным цирком. Когда наш цирк выступал в последний раз без приглашенных артистов? Это страшнее всего.
  • Два спектакля в неделю можно назвать крахом. Театр должен быть репертуарным, набирать репертуар, просто никто не хочет заниматься этим за те деньги, что платят. Как можно работать за 4500 сомов? Но мы не можем по-другому. Кстати, в апреле в театре ожидается возобновление спектакля “Князь Игорь”. Это очень масштабный, красивый, интересный спектакль. На него стоит сходить.
  • Может и есть меценаты, но это нигде не афишируется. Однако если человек помогает, об этом надо говорить, это естественно, когда об этом говорят. Это хороший пример, он должен быть заразительным.

33

  • Ни один театр, ни в одной стране не приносит никакой прибыли государству. Цель искусства — эстетическое воспитание населения. Человек, вышедший из театра, никогда не будет плевать или щелкать семечки.
  • Придя один раз, человек влюбится в искусство. Однако нужно быть разборчивым. Зритель должен знать, на кого идет. Не название спектакля, а имена выступающих в нем артистов. Тогда он уже будет знать, стоит ли ему идти на ту или иную постановку. В живом исполнении есть нерв. Живое исполнение и его запись — это совсем разные вещи. Что толку платить за вид? Нужно платить за искусство.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here