MC Сайлаубек: Тимати сплагиатил мой стиль

0
37

“Я делаю интервью с MC Сайлаубеком”, — пишу я своей подруге. Если бы она видела меня, то скорее всего заметила бы мою самодовольную морду. Но вместо этого она отвечает мне коротким:

― Кто это?

― Как кто?, ― удивляюсь я. ― Самый известный рэпер Казахстана.

― Я думала самый известный рэпер Казахстана ― Скриптонит.

Я кидаюсь со своей новостью к другим своим знакомым, но везде наталкиваюсь на стену непонимания с их стороны. Никто из моего окружения не знает, кто такой MC Сайлаубек.

Как будто и не было этих миллионов просмотров на Youtube, сотен тысяч репостов в Instagram. Как будто этой весной не раздавалось из каждого мобильника знаменитое “Ки менама бәк, Ки миними бет тма”. Как будто Тимати не записывал ему видео-послание.

А может он никакая и не звезда?

Сомнения продолжают съедать меня даже пока я стою в фойе Бишкек-Парка, ожидая прибытия казахского гения вирусных видео. Странное место для интервью, но организаторы не дали встретиться в другом ― плотный график исполнителя.

Как и положено важной персоне, Сайлаубек и его свита опаздывают на полчаса. Нагой торс его облачен в болонистую безрукавку, модную среди хип-хоп тусовки, а в надетых на него фланелевых шортах не стыдно прогуляться по пляжу пансионата “Золотые пески”.

Сайлаубек протягивает руку и коротко кивает: рукопожатие его мягко, а ладонь сухая и теплая.

«Нам нужно приодеть гостя, мы можем поговорить после смены гардероба?» ― спрашивает меня Адиль, промоутер клуба, в котором предстоит выступать звезде YouTube. Мое робкое «но время поджимает» тонет в реве посетителей торгового центра, узнавших автора хитов весны-2015.

Менеджер рэпера ― крупный рослый казах оттесняет желающих сфотографироваться с Сайлаубеком и мы быстрым шагом продвигаемся на нулевой этаж.

Процессия, состоящая из фанатов и их кумира скрывается в бутике модной одежды “Brand Mixx”. Я же остаюсь растерянный у входа.

Настало время крепко призадуматься: Во-первых мои страхи оказались беспочвенны и Сайлаубек близок народу как никто другой. Во-вторых, возможно, не стоит вешать на «Brand Mixx» клеймо стилиста фауны «Black Rabbit».

Рядом трутся несколько несовершеннолетних ребят, которые все же отваживаются заглянуть в бутик, а после и подойти ко мне и спросить стоимость билетов на концерт Сайлаубека. Чувство сопричастности к высокому теплом разливается по телу.

Наконец Адиль возвращается и представляет обновленного Сайлаубека, который теперь облачен в белую футболку с номером 23 и яркие шорты. Завершает образ «простого казахского парня» кепка с прямым козырьком. Певца просят сфотографироваться на фоне бутика, так «чтобы название было видно».

11815995_868280813256711_1932106880_n

 

Возникшую паузу тут же обращают в свою пользу стоящие неподалеку зеваки: быстро вытащив телефоны, они делают селфи на фоне знаменитости. Особо настырный мужчина буквально силой ставит Сайлаубека в позу и командует жене сфотографировать их.

Наконец, нам удается отбиться от назойливых фанатов и мне впервые удается рассмотреть Сайлаубека. Первое, что бросается в глаза ― сутулость и худоба. Если отвлечься от блеска золотых коронок, то на небритом лице бездонным омутом выделяются черные глаза, которые смотрят сквозь вас.

Становится понятно, почему о немолодом уже певце мы узнали только этой весной ― Сайлаубек из той породы людей, которым плевать на окружающий их материальный мир, они выше этого.

Мне разрешают задать свои вопросы, при этом давая понять: времени мало. Я в панике выпаливаю первое, что всплыло в мозгу: «Если бы прямо сейчас вы получали Грэмми, то кому бы выразили благодарность?».

В глазах Сайлаубека читается непонимание. Ах да, я ведь совсем забыл, что он до недавнего времени жил в своем мирке, покуда его не вытянули в серую обыденность казахские вайнеры.

«Грэмми это самая почетная музыкальная премия», ― объясняю я. Один из тех, кто приехал с Сайлаубеком, переводит ему мой вопрос и добавляет «Кому бы спасибо сказал: Снуппу Доггу или сестре?». Лицо Сайлаубека озаряет улыбка: «Ааа… это… маме, конечно же!».

«Вы с гастролями уже не в первом городе, что объединяет вас и ваших фанатов?» ― вопрос не ахти какой, но просили задать. Ответ лаконичен ― “дружба”. Мне уже начинает казаться, что интервью провалено, мне не удалось разговорить медиа-персону.

«Сильно оскорбились, когда Тимати решил бросить вам вызов?» ― я уже не надеюсь на взрывную реакцию.

«Ну было чуть-чуть. Он нарушил авторские права на мой стиль. Сплагиатил мой стиль чтения», ― отвечает певец. Причем формулировку “авторские права” Сайлаубек дает только с четвертой попытки. До меня начинает доходить…

https://www.youtube.com/watch?v=oBIVEaJyGBQ

― Вашему умению фристайлить позавидовал бы сам Notorius B.I.G. Как бы вы охарактеризовали свой стиль? (Я не жду развернутого ответа.)

― Ну, типа лирика. Рэп про жизнь обычного казахского парня.

― С кем бы вы хотели спеть дуэтом?

― Не появился еще такой человек. Для меня, ― хотя менеджер подсказывает. ― Снуп Догг.

― Что в вашей известности вам нравится больше всего: женщины, выпивка или возможность самореализации? (Здесь я уже надеюсь на откровенности.)

― Все в общем. Но больше конечно возможность самореализации.

― Много фанаток?

― Много. Ну, большинство. (Ответ не конкретизируется)

― Многие говорят, что вы поете на древнем языке кочевников? Правда?

― Ну, наподобие. Это смешанный древний язык с английским.

Каждый ответ кишит междометиями. Полноценной беседы, к сожалению, не получилось и я решаю, что этого хватит. Напоследок я прошу спеть пару строк для читателей Sorok2 и впервые слышу от Сайлаубека полностью осмысленную фразу: «Может не здесь?».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here